История Елиcаветы Феоровны Романовой

Великая княгиня Елисавета Феодоровна

Великая княгиня Елисавета Феодоровна Память святых преподобномученицы великой княгини Елисаветы и инокини Варвары празднуем 18 июля по новому стилю (5 июля по старому стилю) в день их мученической смерти.

Биография Великой княгини

Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадская родилась в 1864 году в семье великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. Вторая дочь великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, внучка английской королевы Виктории. Как немецкую принцессу, ее воспитывали в протестантской вере. Сестра Елизаветы Алиса стала супругой Николая II, а сама она в 1884 году вышла замуж за великого князя Сергея Александровича Романова и стала российской княгиней. По традиции, всем немецким принцессам давали отчество Феодоровна — в честь Феодоровской иконы Божией Матери. В 1878 г. вся семья, кроме Эллы (как её звали в семье) заболела дифтерией, от которой вскоре умерла младшая сестра Эллы, четырёхлетняя Мария и мать, великая герцогиня Алиса. Отец Людвиг IV после смерти жены заключил морганатический брак с Александриной Гуттен-Чапской, а Элла и Аликс воспитывались у своей бабушки, королевы Виктории в Осборн-хаусе. С детских лет сёстры были религиозно настроены, участвовали в делах благотворительности, получили уроки по ведению домашнего хозяйства. Большую роль в духовной жизни Эллы играл образ святой Елизаветы Тюрингской, в честь которой была названа Элла: эта святая, родоначальница герцогов Гессенских, прославилась делами милосердия. В качестве потенциального жениха для Елизаветы рассматривался её кузен Фридрих Баденский. Другой кузен, прусский кронпринц Вильгельм, некоторое время ухаживал за Елизаветой и, по неподтверждённым сведениям, даже сделал ей предложение руки и сердца, которое она отвергла. Немка по происхождению, Елизавета Федоровна в совершенстве выучила русский язык и полюбила новую родину всей душой. В 1891 году, после нескольких лет размышлений, она приняла православие.

Письмо Елизаветы Федоровны отцу о принятии Православия

Великая княгиня Елисавета Феодоровна О приятии Православия Елизавета Федоровна думала с тех пор, как стала супругой великого князя Сергея Александровича. Но немецкая принцесса переживала, что этот шаг будет ударом для ее семьи, верной протестантизму. Особенно для отца, великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV. Только в 1891 году княгиня написала отцу письмо: « … Дорогой Папа, я хочу что-то сказать Вам и умоляю Вас дать Ваше благословение. Вы должны были заметить, какое глубокое благоговение я питаю к здешней религии с тех пор, как Вы были здесь в последний раз — более полутора лет назад. Я все время думала и читала, и молилась Богу — указать мне правильный путь, и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом оставаться так, как я теперь — принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж. Вы не можете себе представить, каким он был добрым, что никогда не старался принудить меня никакими средствами, предоставляя все это совершенно одной моей совести. Он знает, какой это серьезный шаг, и что надо быть совершенно уверенной, прежде чем решиться на него. Я бы это сделала даже и прежде, только мучило меня то, что этим я доставляю Вам боль. Но Вы, разве Вы не поймете, мой дорогой Папа? Вы, знаете меня так хорошо, Вы должны видеть, что я решилась на этот шаг только по глубокой вере и что я чувствую, что пред Богом я должна предстать с чистым и верующим сердцем. Как было бы просто — оставаться так, как теперь, но, тогда как лицемерно, как фальшиво это бы было, и как я могу лгать всем — притворяясь, что я протестантка во всех внешних обрядах, когда моя душа принадлежит полностью религии здесь. Я думала и думала глубоко обо всем этом, находясь в этой стране уже более 6 лет, и зная, что религия «найдена». Я так сильно желаю на Пасху причаститься Св. Тайн вместе с моим мужем. Возможно, что это покажется Вам внезапным, но я думала об этом уже так долго, и теперь, наконец, я не могу откладывать этого. Моя совесть мне это не позволяет. Прошу, прошу по получении этих строк простить Вашу дочь, если она Вам доставит боль. Но разве вера в Бога и вероисповедание не являются одним из главных утешений этого мира? Пожалуйста, протелеграфируйте мне только одну строчку, когда Вы получите это письмо. Да благословит Вас Господь. Это будет такое утешение для меня, потому что я знаю, что будет много неприятных моментов, так как никто не поймет этого шага. Прошу только маленькое ласковое письмо».
Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович

Отец не благословил дочь менять веру, но она уже не могла изменить решения и через таинство Миропомазания стала православной. 3 (15) июня 1884 года в Придворном соборе Зимнего дворца венчалась браком с великим князем Сергеем Александровичем, братом российского императора Александра III, о чём возвещалось Высочайшим манифестом. Православное бракосочетание совершил придворный протопресвитер Иоанн Янышев; венцы держали Цесаревич Николай Александрович, Наследный Великий Герцог Гессенский, Великие Князья Алексей и Павел Александровичи, Дмитрий Константинович, Пётр Николаевич,  Михаил и Георгий Михаиловичи; затем в Александровской зале пастором церкви Св. Анны также было совершено богослужение по лютеранскому обряду. Супруг приходился Елизавете и двоюродным дядей (общий предок — Вильгельмина Баденская), и четвероюродным братом (общий прапрадед — прусский король Фридрих Вильгельм II). Чета поселилась в купленном Сергеем Александровичем дворце Белосельских-Белозерских (дворец стал именоваться Сергиевским), проведя медовый месяц в подмосковном имении Ильинское, где они также жили и впоследствии. По её настоянию в Ильинском была устроена больница, периодически проходили ярмарки в пользу крестьян. Великая княгиня Елисавета Феодоровна в совершенстве овладела русским языком, говорила на нём почти без акцента. Ещё исповедуя протестантизм, посещала православные богослужения. В 1888 году, вместе с супругом, совершила паломничество в Святую Землю. В качестве супруги московского генерал-губернатора (великий князь Сергей Александрович был назначен на этот пост в 1891) организовала в 1892 Елисаветинское благотворительное общество, учреждённое для того, чтобы «призревать законных младенцев беднейших матерей, дотоле помещаемых, хотя без всякого права, в Московский Воспитательный дом, под видом незаконных». Деятельность общества вначале проходила в Москве, а затем распространилась и на всю Московскую губернию. Елисаветинские комитеты были образованы при всех московских церковных приходах и во всех уездных городах Московской губернии. Кроме того, Елисавета Феодоровна возглавила Дамский комитет Красного Креста, а после гибели супруга она была назначена председательницей Московского управления Красного Креста. У Сергея Александровича и Елисаветы Феодоровны не было родных детей, но они воспитывали детей брата Сергея Александровича, великого князя  Павла Александровича, Марию и Дмитрия, чья мать скончалась в родах. С началом русско-японской войны Елисавета Феодоровна организовала Особый комитет помощи воинам, при котором в Большом Кремлевском Дворце был создан склад пожертвований в пользу воинов: там заготавливали бинты, шили одежду, собирали посылки, формировали походные церкви. В опубликованных недавно письмах Елисаветы Феодоровны к Николаю II великая княгиня предстает сторонницей самых жестких и решительных мер в отношении любого вольнодумства вообще и революционного терроризма в частности. «Неужели нельзя судить этих животных полевым судом?» — спрашивала она у императора в письме, написанном в 1902 году вскоре после убийства Сипягина (Д. С. Сипягин — Министр внутренних дел был убит в 1902 членом БО ПСР Степаном Балмашевым. Балмашев (привлечен к террору Гершуни), приобрел военную форму и, представившись адъютантом одного из великих князей, при передаче пакета выстрелил в министра. Сипягин был смертельно ранен в живот и шею. Балмашев казнен), и сама же отвечала на вопрос: — «Необходимо сделать все, чтобы не допустить превращения их в героев … чтобы убить в них желание рисковать своей жизнью и совершать подобные преступления (я считаю, что пусть бы он лучше заплатил своей жизнью и таким образом исчез!). Но кто он и что он — пусть никто не знает… и нечего жалеть тех, кто сам никого не жалеет» 4 февраля 1905 её супруг был убит террористом Иваном Каляевым, который метнул в него ручную бомбу. Елисавета Феодоровна первой прибыла на место трагедии и своими руками собирала части тела любимого мужа, разбросанные взрывом. Тяжело переживала эту трагедию. Греческая королева Ольга Константиновна, двоюродная сестра убитого Сергея Александровича, писала: «Это чудная, святая женщина — она — видно, достойна тяжёлого креста, поднимающего её всё выше и выше!». На третий день после гибели великого князя она поехала в тюрьму к убийце в надежде, что тот раскается, она передала ему прощение от имени Сергея Александровича, оставила ему Евангелие. На слова Каляева: «Я не хотел убивать вас, я видел его несколько раз и то время, когда имел бомбу наготове, но вы были с ним, и я не решился его тронуть» Елисавета Феодоровна ответила: «И вы не сообразили того, что вы убили меня вместе с ним?». Несмотря на то, что убийца не раскаялся, великая княгиня подала Николаю II прошение о помиловании, которое тот отклонил. После гибели мужа Елизавета Фёдоровна заменила его на посту Председателя  Императорского Православного Палестинского Общества и исполняла эту должность с 1905 по 1917 годы. Елисавета Феодоровна решила отдать все свои силы служению Христу и ближним. Она купила на Большой Ордынке участок земли и в 1909 году открыла там Марфо-Мариинскую обитель, назвав ее в честь святых жен-мироносиц Марфы и Марии. На участке расположились два храма, лечебница, аптека с бесплатными лекарствами для бедных, детский приют и школа. Через год насельниц монастыря посвятили в звание крестовых сестер любви и милосердия, а Елисавету Феодоровну возвели в сан настоятельницы. Она без сожаления простилась со светской жизнью, сказав сестрам обители: «Я оставляю блестящий мир, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих». Во время Первой мировой войны великая княгиня активно поддерживала фронт: помогала формировать санитарные поезда, отправляла солдатам лекарства и походные церкви. После отречения Николая II от престола она писала: «Я испытывала глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не знают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто раз больше во время его болезни, а не когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, помочь ему. Святая Россия не может погибнуть. Но Великой России, увы, больше нет. Мы должны устремить свои мысли к Небесному Царствию и сказать с покорностью: «Да будет воля Твоя»».

Мученическая смерть великой княгини Елизаветы Федоровны

В 1918 году Елисавету Феодоровну арестовали. В мае 1918 года её вместе с другими представителями дома Романовых перевезли в Екатеринбург и разместили в гостинице «Атамановские номера» (в настоящее время в здании расположено управление ФСБ и ГУВД по Свердловской области, современный адрес — перекрёсток улиц Ленина и Вайнера), а затем, через два месяца, отправили в город Алапаевск, в ссылку на Урал. Великая княгиня отказалась покинуть Россию после прихода к власти большевиков, продолжая заниматься подвижнической работой в своей обители. 7 мая 1918 года, на третий день после Пасхи, в день празднования Иверской иконы Божьей Матери, патриарх Тихон посетил Марфо-Мариинскую обитель милосердия и отслужил молебен. Через полчаса после отбытия патриарха Елисавета Феодоровна была арестована чекистами и латышскими стрелками по личному распоряжению Ф. Э. Дзержинского. Патриарх Тихон пытался добиться её освобождения, но тщетно — она была заключена под стражу и выслана из Москвы в Пермь. Одна из петроградских газет того времени — «Новый вечерний час» — в заметке от 9 мая 1918 года так откликнулась на это событие: «…мы не знаем, чем вызвана её высылка… Трудно думать, чтобы Елисавета Феодоровна могла представлять опасность для Советской власти, и её арест и высылка могут рассматриваться, скорее, как гордый жест по адресу Вильгельма, брат которого женат на родной сестре Елисаветы Феодоровны…». Историк В. М. Хрусталёв полагал, что высылка на Урал Елисаветы Феодоровны являлась одним из звеньев общего плана большевиков по концентрации на Урале всех представителей династии Романовых, где, как писал историк, собранных можно было бы уничтожить, лишь найдя для этого подходящий повод. План этот осуществлялся в весенние месяцы 1918 года. За матушкой последовали сестры милосердия Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Екатерину позже отпустили на свободу, а Варвара отказалась уезжать и осталась с великой княгиней до конца. Вместе с настоятельницей Марфо-Мариинской обители и сестрами отправили великого князя Сергея Михайловича, его секретаря Федора Ремеза, трех братьев — Иоанна, Константина и Игоря; князя Владимира Палея. 18 июля 1918 года, в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, заключенных — Елисавету Феодоровну, сестру Варвару и членов семьи Романовых — отвезли к деревне Синячихи. Ночью 18 июля 1918 года, узников вывели под конвоем на старый рудник, избили и стали сбрасывать в глубокую шахту Новая Селимская в 18 км от Алапаевска. Во время мучений Елисавета Феодоровна молилась словами, которые произнес на кресте Спаситель: «Господи, прости им, ибо не знают, что делают». Палачи бросали в шахту ручные гранаты.  Вместе с ней погибли: великий князь Сергей Михайлович; князь Иоанн Константинович; князь Константин Константинович (младший); князь Игорь Константинович; князь Владимир Павлович Палей; Фёдор Семёнович Ремез, управляющий делами великого князя Сергея Михайловича; сестра Марфо-Мариинской обители Варвара (Яковлева). Все они, кроме застреленного великого князя Сергея Михайловича, были сброшены в шахту живыми. Когда тела были извлечены из шахты, то было обнаружено, что некоторые жертвы жили и после падения, умирая от голода и ран. При этом рана князя Иоанна, упавшего на уступ шахты возле великой княгини Елисаветы Феодоровны, была перевязана частью её апостольника. Окрестные крестьяне рассказывали, что несколько дней из шахты доносилось пение молитв, звучала Херувимская песнь. Мученики пели, пока не изнемогли от ран. 31 октября 1918 года армия адмирала Колчака заняла Алапаевск. Останки убитых извлекли из шахты, положили в гробы и поставили на отпевание в кладбищенской церкви города. У преподобномученицы Елисаветы, сестры Варвары и великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения. Однако с наступлением Красной армии тела несколько раз перевозили дальше на Восток. В апреле 1920 года в Пекине их встречал начальник Русской духовной миссии, архиепископ Иннокентий (Фигуровский). Оттуда два гроба — великой княгини Елисаветы и сестры Варвары — были перевезены в Шанхай и затем, пароходом в Порт-Саид. Наконец гробы прибыли в Иерусалим. Погребение в январе 1921 под  храмом равноапостольной Марии Магдалины в  Гефсимании совершил Иерусалимский Патриарх Дамиан. Тем самым было исполнено желание самой великой княгини Елизаветы быть похороненной на Святой земле, выраженное ею во время паломничества в 1888 году.
Ново-Тихвинский монастырь

Ново-Тихвинский монастырь, где накануне гибели содержалась Елизавета Фёдоровна

Где покоятся мощи великой княгини

В 1921 году останки великой княгини Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары вывезли в Иерусалим. Там они обрели покой в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. В 1931 году, накануне канонизации новомучеников российских Русской Православной Церковью Заграницей, гробницы мучениц решили вскрыть. Руководила вскрытием комиссия во главе с начальником Русской Духовной Миссии архимандритом Антонием (Граббе). Когда открыли гроб с телом великой княгини, все помещение наполнилось благоуханием. По словам архимандрита Антония, чувствовался «сильный запах как бы меда и жасмина». Мощи, которые оказались частично нетленными, перенесли из усыпальницы в сам храм святой Марии Магдалины.

Канонизация

Русская Православная Церковь Заграницей канонизировала мучениц Елисавету и Варвару в 1981 году. В 1992 году Русская Православная Церковь, Архиерейским собором , причислила Преподобномученицу великую княгиню Елисавету и инокиню Варвару к лику Святых Новомучеников России. Память их мы празднуем в день их мученической смерти 18 июля по новому стилю (5 июля по старому стилю).

Икона святой Преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Феодоровны

Икона святой Преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Феодоровны Чаще всего иконописцы изображают святую преподобномученицу великую княгиню Елисавету Феодоровну стоящей; ее права рука обращена к нам, в левой — миниатюрная копия Марфо-Мариинской обители. Иногда, в правой руке святой Елисаветы изображают крест (символ мученичества за веру еще со времен первых христиан); в левой — четки. Также традиционно великую княгиню Елисавету Феодоровну пишут на иконах вместе с инокиней Варварой — «Преподобномученицы Варвара и Елисавета Алапаевские». За плечами мучениц изображается Марфо-Мариинскя обитель; у их стоп — шахта рудника, в который их сбросили палачи. Еще один иконописный сюжет — «Убиение преподобномученицы Елисаветы и иже с нею». Красноармейцы ведут под конвоем великую княгиню Елисавету, инокиню Варвару и других Алапаевских узников, чтобы сбросить их в шахту. В шахте на иконе изображен лик преподобного Сергия Радонежского: казнь совершилась в день обретения его мощей 18 июля.

Молитвы святой Преподобномученице великой княгине Елисавете Феодоровне

Тропарь глас 1 Смирением достоинство княжеское сокрывши, богомудрая Елисавето, сугубым служением Марфы и Марии Христа почтила еси. Милосердием, терпением и любовию себе предочистивши, яко жертва праведная Богу принеслася еси. Мы же, чтуще добродетельное житие и страдания твоя, яко истинную наставницу усердно просим тя: святая мученице великая княгине Елисавето, моли Христа Бога спасти и просветити души наша. Кондак глас 2 Величие подвига веры кто повесть? Во глубине земли, яко в раи светлости, страстотерпица великая княгиня Елисавета со ангелы во псалмех и пениих радовашеся и, убиение претерпевающи, о безбожных мучителех взываше: Господи, прости им грех сей, не ведят бо, что творят. Тоя молитвами, Христе Боже, помилуй и спаси души наша.

Стихотворение о великой княгине Елисавете Феодоровне

В 1884 году великий князь Константин Константинович Романов посвятил Елисавете Феодоровне стихотворение. Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно: Ты так невыразимо хороша! О, верно, под такой наружностью прекрасной Такая же прекрасная душа! Какой-то кротости и грусти сокровенной В твоих очах таится глубина; Как ангел ты тиха, чиста и совершенна; Как женщина, стыдлива и нежна. Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой Твою не запятнает чистоту. И всякий, увидав тебя, прославит Бога, Создавшего такую красоту!

Марфо-Мариинская обитель

После гибели мужа от рук террориста Елисавета Феодоровна стала вести почти монашеский образ жизни. Ее дом стал похож на келью, она не снимала траур, не посещала светские мероприятия. Молилась в храме, соблюдала строгий пост. Часть своих драгоценностей продала (отдав в казну ту их часть, которая принадлежала династии Романовых), и на вырученные деньги купила на Большой Ордынке усадьбу с четырьмя домами и обширным садом, где расположилась основанная ею в 1909 Марфо-Мариинская Обитель Милосердия.  Здесь были два храма, большой сад, больница, приют для сирот и многое другое. Первый храм в монастыре освятили во имя святых жен-мироносиц Марфы и Марии, второй  — в честь Покрова Пресвятой Богородицы. В Марфо-Мариинской обители милосердия действовал устав монастырского общежития. В 1910 году епископ Трифон (Туркестанов) посвятил 17 насельниц в звание крестовых сестер любви и милосердия, а великую княгиню — в сан настоятельницы. Духовником монастыря стал протоиерей Митрофан Серебрянский. Сама настоятельница вела подвижническую жизнь. Постилась, спала на жесткой кровати, еще до рассвета вставала на молитву, работала до позднего вечера: распределяла послушания, присутствовала на операциях в клинике, вела административные дела обители. Елисавета Феодоровна была сторонницей возрождения чина диаконисс — служительниц церкви первых веков, которые в первые века христианства поставлялись через рукоположение, участвовали в совершении Литургии, примерно в той роли, в какой сейчас служат иподиаконы, занимались катехизацией женщин, помогали при крещении женщин, служили больным. Получила поддержку большинства членов Святейшего Синода в вопросе о присвоении этого звания сёстрам обители, однако, в соответствии с мнением Николая II, решение так и не было принято. При создании обители был использован как русский православный, так и европейский опыт. Сёстры, жившие в обители, приносили обеты целомудрия, нестяжания и послушания, однако, в отличие от монахинь, по истечении определённого срока устав обители позволял сестрам выйти из неё и создать семью. «Обеты, которые давали сестры милосердия в обители, были временными (на один год, на три, на шесть и только затем на всю жизнь), так что, хотя сестры и вели монашеский образ жизни, монахинями они не были. Сестры могли покинуть обитель и выйти замуж, но по желанию могли быть и пострижены в мантию, минуя иночество.» (Екатерина Степанова, Марфо-Мариинская обитель: неповторимый образец, статья из журнала «Нескучный сад» на сайте «Православие и мир»). «Елисавета хотела совместить социальное служение и монашеский строгий устав. Для этого ей понадобилось создать новый вид женского церковного служения, нечто среднее между монастырем и сестричеством. Мирские сестричества, которых в России тогда было множество, не нравились Елисавете Феодоровне своим светским духом: сестры милосердия часто бывали на балах, вели слишком светский образ жизни, а монашество она понимала исключительно как созерцательное, молитвенное делание, полное отречение от мира (соответственно и от работы в больницах, госпиталях и т. д.).» (Екатерина Степанова, Марфо-Мариинская обитель: неповторимый образец, статья из журнала «Нескучный сад» на сайте «Православие и мир») Сёстры получали в обители серьёзную психологическую, методологическую, духовную и медицинскую подготовку. Им читали лекции лучшие врачи Москвы, беседы с ними проводили духовник обители о.Митрофан Сребрянский (позднее архимандрит Сергий; канонизирован Русской православной церковью) и второй священник обители о. Евгений Синадский.
Елисавета Феодоровна в одежде сестры Марфо-Мариинской обители

Елисавета Феодоровна в одежде сестры Марфо-Мариинской обители

По плану Елисаветы Феодоровны, обитель должна была оказывать комплексную, духовно-просветительскую и медицинскую помощь нуждающимся, которым часто не просто давали еду и одежду, но помогали в трудоустройстве, устраивали в больницы. Нередко сёстры уговаривали семьи, которые не могли дать детям нормальное воспитание (например, профессиональные нищие, пьяницы и т. д.), отдать детей в приют, где им давали образование, хороший уход и профессию. В обители были созданы больница, отличная амбулатория, аптека, где часть лекарств выдавалась бесплатно, приют, бесплатная столовая и ещё множество учреждений. В Покровском храме обители проходили просветительские лекции и беседы, заседания Палестинского общества, Географического общества, духовные чтения и другие мероприятия. Поселившись в обители, Елисавета Феодоровна вела подвижническую жизнь: ночами ухаживая за тяжелобольными или читая Псалтирь над умершими, а днём трудилась, наряду со своими сёстрами, обходя беднейшие кварталы. Вместе со своей келейницей Варварой Яковлевой Елисавета Феодоровна часто посещала Хитров рынок — место притяжения для московской бедноты. Здесь матушка находила беспризорников и отдавала их в городские приюты. Вся Хитровка уважительно называла великую княгиню «сестрой Елисаветой» или «матушкой». Поддерживала отношения с рядом известных старцев того времени: схиархимандритом  Гавриилом (Зыряновым)  (Елеазарова пустынь), схиигуменом  Германом (Гомзиным)  и иеросхимонахом  Алексием (Соловьёвым)  (старцы Зосимовой пустыни).  Монашеский постриг Елисавета Феодоровна не принимала. Во время Первой мировой войны активно заботилась о помощи русской армии, в том числе раненым солдатам. Тогда же она старалась помочь военнопленным, которыми были переполнены госпитали и, в результате, была обвинена в пособничестве немцам. При её участии в начале 1915 года была организована мастерская по сборке протезов из готовых частей, получаемых в большинстве из Петербургского завода военно-врачебных изготовлений, где имелся особый протезный цех. До 1914 года в России эта отрасль промышленности не развивалась. Средства на оборудование мастерской, размещавшейся в частном владении по Трубниковскому переулку в д. № 9 собирались из пожертвований. По мере развития военных действий возрастала необходимость увеличения выпуска искусственных конечностей и Комитетом Великой Княгини производство перемещено по Мароновскому переулку д. 9. Понимая всю социальную значимость этого направления, при личном участии Елисаветы Феодоровны в 1916 году была начата работа по проектированию и строительству в Москве первого в России протезного завода, который до настоящего времени занимается выпуском комплектующих к протезам.
Марфо-Мариинская обитель милосердия. Москва, конец XIX в.

Марфо-Мариинская обитель милосердия. Москва, конец XIX в.

Елисавета Феодоровна хотела открыть отделения обители в других городах России, но ее планам не суждено было исполниться. Началась Первая мировая война, по благословению матушки сестры обители работали в полевых госпиталях. Революционные события коснулись всех членов дома Романовых, даже великую княгиню Елисавету, которую любила вся Москва. Вскоре после Февральской революции вооруженная толпа с красными флагами пришла, чтобы арестовать настоятельницу обители — «немецкую шпионку,  которая хранит в монастыре оружие». Обитель обыскали; после ухода толпы Елисавета Феодоровна сказала сестрам: «Очевидно мы недостойны еще мученического венца». После октябрьской революции 1917 года обитель поначалу не беспокоили, даже привозили сестрам продовольствие и медикаменты. Аресты начались позже. В 1918 году под стражу заключили Елисавету Феодоровну. Марфо-Мариинская обитель просуществовала до 1926 года. Некоторых сестер отправили в ссылку, другие объединились в общину и создали в Тверской области маленькое огородное хозяйство. Через два года в Покровском храме открыли кинотеатр, а потом там разместился дом санитарного просвещения. В алтаре поставили статую Сталина. После Великой Отечественной войны в соборе обители обосновались Государственные художественные реставрационные мастерские, остальные помещения заняли поликлиника и лаборатории Всесоюзного института минерального сырья. В 1992 году территорию монастыря передали Русской Православной Церкви. Сейчас обитель живет по уставу, созданному Елисаветой Феодоровной. Насельницы проходят обучение в Свято-Димитриевском училище сестер милосердия, помогают нуждающимся, работают во вновь открытых на Большой Ордынке приюте для девочек-сирот, благотворительной столовой, патронажной службе, гимназии и культурно-просветительском центре.
Скульптурный портрет Елизаветы Фёдоровны работы Павла Трубецкого, 1899

Скульптурный портрет Елизаветы Фёдоровны работы Павла Трубецкого, 1899

Статуи мучеников XX века

Статуи мучеников XX века на западном фасаде Вестминстерского аббатства: Максимилиан Кольбе, Манче Масемола, Джанани Лувум, Великая княгиня Елисавета Феодоровна, Мартин Лютер Кинг, Оскар Ромеро, Дитрих Бонхёффер, Эстер Джон, Лусиан Тапиеди и Ван Чжимин

Мощи

Рака с мощами святой Елизаветы в церкви Марии Магдалины

Рака с мощами святой Елизаветы в церкви Марии Магдалины

В 2004—2005 мощи новомучениц находились в России, странах СНГ и Балтии, где им поклонились более 7 млн человек. По словам Патриарха Алексия II, «длинные очереди верующих к мощам святых новомучениц — это ещё один символ покаяния России за грехи лихолетья, возвращения страны на исконный исторический путь». Затем мощи были возвращены в Иерусалим.

Храмы и монастыри

Великой княгине посвящено несколько православных монастырей в Белоруссии, России, на Украине, а также храмы. База данных сайта Храмы России (по состоянию на 28 октября 2012) включает в себя информацию о 24 действующих храмах в разных городах России, главный престол которых посвящён преподобномученице Елисавете Феодоровне, о 6 храмах, в которых ей посвящён один из дополнительных престолов, об 1 строящемся храме и 4 часовнях. Действующие храмы во имя святой преподобномученицы Елисаветы Феодоровны Алапаевской (в скобках — даты строительства) расположены в Екатеринбурге (2001); Калининграде (2003); городе  Белоусово  Калужской области (2000—2003); поселке  Чистые Боры  Костромской области (кон. XX — нач. ХХI вв.); городах Балашиха (2005),  Звенигород (2003), Клин (1991),  Красногорск (сер. 1990-х — сер. 2000-х),  Лыткарино (2007—2008),  Одинцово (нач. 2000-х),  Щелково (кон. 1990-х — нач. 2000-х),  Щербинка (1998—2001) и деревне Колоцкое (1993) Московской области; Москве (храмы 1995, 1997 и 1998 годов, 3 храма середины 2000-х годов, всего 6 храмов); поселке Дивеево Нижегородской области (2005);  Нижнем Новгороде; селе Венгерово Новосибирской области (1996); Орле (2008); городе  Бежецк Тверской области (2000); селе Хреновое (2007). Действующие храмы с дополнительными престолами преподобномученицы Елисаветы Феодоровны Алапаевской (в скобках — даты строительства) включают: Собор Трех Святителей Великих в Спасо-Елеазаровском монастыре, Псковская обл., д. Елизарово (1574), дополнительные престолы — Рождества Пресвятой Богородицы, преподобномученицы Елисаветы Феодоровны; Церковь Вознесения Господня, Нижний Новгород (1866—1875), дополнительные престолы — Николая Чудотворца, Иконы Божией Матери Неопалимая Купина, преподобномученицы Елисаветы Феодоровны; Церковь Илии Пророка в Ильинском, Московская обл., Красногорский р-н, с. Ильинское (1732—1740), дополнительные престолы — Иоанна Богослова, преподобномученицы Елисаветы Феодоровны ,Феодора Пергийского; Церковь Спаса Нерукотворного Образа в Усово (новая), Московская обл., с. Усово (2009—2010), дополнительные престолы — Иконы Божией Матери Державная, преподобномученицы Елисаветы Феодоровны, священномученика Сергия (Махаева); Храм во имя Святой Елисаветы Феодоровны (Елизаветы Федоровны), Свердловская область, г. Екатеринбург. Храм Успения Пресвятой Богородицы, Курская обл., г. Курчатов (1989—1996), дополнительный престол (2006) — преподобномучениц Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары. Часовни расположены в Санкт-Петербурге (2009);  Орле (1850-е); г. Жуковский Московской области (2000-е); Йошкар-Оле (2007). Церковь Сергия Радонежского и преподобномученицы Елисаветы Феодоровны в Екатеринбурге - строится. Список включает домовые храмы (больничные храмы и храмы, находящиеся при других социальных учреждениях), которые могут не представлять собой отдельно стоящих сооружений, а занимать помещения в больничных корпусах и т. п.

Реабилитация

8 июня  2009 года  Генеральная прокуратура России  посмертно  реабилитировала  Елисавету Феодоровну.  Постановление о прекращении уголовного дела № 18/123666-93 «О выяснении обстоятельств гибели членов Российского императорского дома и лиц из их окружения в период 1918—1919 годов».